суббота, 23 октября 2010 г.

That's what I've got inside and wrote this summer. "Я Это Видела или 0,01 секунды"

33 августабря 3162 года, когда подсчитать вероятность наступления високоса стала практически невозможной из-за глупейшего отрицания всякими умниками-математиками вещественного числа как  абстракции для измерения всего подряд, случилось весьма увлекательное происшествие, о котором я, мой дорогой читатель, решила поведать тебе уже давно, да все никак не могла собраться с мыслями и храбростью дабы не спугнуть ту неведомую , а впрочем может быть и ведомую мне силу, которая и возложила на меня это неистовое бремя – рассказать тебе о том, что же может случиться с человечеством в не таком уж и далеком будущем.
Это был отнюдь не сюрреалистический сон, в котором я увидела все то, что собираюсь тебе преподнести. Скорей всего это было некое просвещение в минуту душевной пустоты. Ты, конечно же, можешь не воспринимать всё это всерьез и даже отбросить эту историю подальше, не дочитав ее даже до конца, но я точно знаю, кому будет приятно от того, что я решилась выплеснуться на бумагу.
Итак, именно 33 августабря, когда властвующие дистрофические существа, вроде нас с тобой, но во многом отличающиеся от примитивного homo sapiens выяснили, что если вес мозга составляет всего 2,5 - 3% веса тела в меру худого человека, то, его генератор мысленных продуктов будет повышать уровень когнитивных способностей. а значит, эти умные худышки снова смогут обесценить, а тем самым обогатить и возвысить чувственный потенциал, который уже в 3158 году можно было приобрести посредством электрической стимуляции без каких-либо сердечных мук, что, согласитесь, звучит весьма не дурно.
Итак, эти булимические дистрофики с мозгом всего в 20 грамм, власть которым была дана непонятно кем вследствие неведомому никому большому взрыву точки бифуркации, решили, что пришло время угомонить адаптационные возможности человека разумного, ибо с возникновением наннотехнологий и превращением утопии как стационарного идеала в малых кругах простых людей в реальность, угроза потерять власть над планетой Земля стала возрастать каждую секунду. Эта боязнь подступила к ним в результате долгого и бесполезного употребления ими белка в чистом виде, который, будучи топливом для мозга, ну никак не хотел расширять их извилины. Таким образом, они впали в панику, так как обитатели их государства совершенно отказывалось от тиранических испытаний над ними самими, тем самым лишая правителей куска хлеба, при чем в прямом смысле. Как бы умняшки не адаптировались к жестокому окружающему миру, как бы они не вертелись да не крутились со своими головами полными мозгов и светлых идей, все равно 20 грамм мозга, 340 кг жирового веса и абсолютно несинтаксическая речь овладевали всем окружающим неведомой никому властью.
Итак, утром 33 августабря, 3 правителя собрались в великолепной столовой лилового цвета, украшенной золотыми цветами и желтым хрусталем. На стенах висели картины, на которых была изображена еда в пятимерном измерении, дабы поддерживать рвение ненасытных правителей, поглощать как можно больше еды в надежде увеличить объем своего мозга, хоть на один грамм, ибо выносить электрический импульс тиар, которые поддерживали их умственную деятельность, было практически невозможно и их роскошные пепельные волосы то и дело дымились от перенапряжения системы. Итак, сидя на невероятном мраморном троне, покрытым черным мехом, один из правителей, медленно помешивая сахар в своем изысканном горячем шоколаде при помощи устройства в некотором роде, напоминающем наш стационарный миксер, выдал вот какую речь (да и не без помощи специального аппарата, воспроизводящего полноценную синтаксическую речь, вместо воплей да мычаний):
-Многоуважаемые правители сей прекрасной планеты. Буквально пару мгновений тому назад, я, будучи совершенно адекватным властелином, вглядывался в причудливую воронку, оставленной серебряной ложкой в чаше моего излюбленного горячего шоколада. Именно эта вычурная выемка, отливающая златость нашего с вами хрусталя, натолкнула меня на абсолютно невероятную мысль.
Второй, по количественному показателю весовой категории, властелин лениво приподнял правую бровь, для выражения заинтересованности, хотя на самом деле он рассматривал невероятно сочный персик, лежащий перед ним на хрустальном блюдце. Самый маленький правитель повел свою речь далее:
-Я смею предположить, что изобрел весьма действенный способ не только подчинения, но и унизительного перестроения наших с Вами граждан. А что, если извлечь весь объем денег из оборота нашего государства да в придачу перестать поставлять нашим людишкам продукты питания, а все плодородные земли закрыть огроменными стеклянными колпаками?
- Ну и что с этого будет? – ответил самый жирный, главный правитель, номинальный вес которого составлял на тот час 685 кг и еще 87 грамм.
- А то, ответил самый маленький правитель, что эти чрезмерно гуманные людишки не станут убивать друг друга ради пищи, раз уж их лишили всякой возможности приобрести продовольственные товары. Через лет 10, ато и меньше, а может и больше, они станут абсолютными, не побоюсь того слова, голодранцами, готовыми делать все, как та голодная собака, ради своего выживания.
-Позвольте, коллега, но что же за выгода нам будет с этого?, обозвался второй мутант, доедающий огромную пиалу наинежнейшего творога с курагой.
-А то, что они перестанут потреблять богатую полезными веществами пищу, и, соответственно, начнут деградировать не только морально, но и физически. Единственное, что сможет их обрадовать – это сумма денег, полагающаяся лишь избранным, для приобретения пищи, которая могла бы просто набить их желудок на время да дать им энергии достаточной для того, чтобы выполнять пригожую для нас работу. Я просто абсолютно уверен, что эти букашки пойдут на все, дабы в результате сотворить для нас наиблагоприятнейшие условия существования.
- Браво, Вы, право же, гениальны, мой наименее пухлый друг, откликнулся самый большой правитель, - но как же мы заставим их зарабатывать эти деньги на пищу, может быть они из разумных соображений предпочтут смерть рабству?
- Элементарно, мой брат. Мы внедрим им в черепную коробку крохотный чип, который позволит их мозгу, уменьшится до объема в 5 грамм. Таким образом, всю их гуманность снимет рукой, в прямом смысле. Единственное, что сможет управлять ими – это желание заполучить золотые монетки.
- И коим же образом это нам может удастся, спросил шестьсотвосьмидесятипятикилограммовый громила.
- Очень легко. Для начала, как я уже подметил, мы внедрим каждому из букашек по малюсенькому чипу. В течении 6 секунд объем их мозга уменьшится во много раз, соответственно, мы сможем с Вами подживить наши слабые места. Если верить моим расчетам, это поможет понизить чувственный потенциал людишек, соответственно, они станут совершенно злостными. Мы же с Вами должны будем вычислить 12 учителей, которые будут помогать нашим людишкам, вмиг потерявшим дар синтаксической речи, выговорить ужаснейшее слово, олицетворяющее всю злость. Да-да, именно то слово, записанное в нашем драгоценном талмуде, которое никто из нас еще не смог прочитать.
-Ну что же, мой друг, я думаю, что мы просто обязаны воздвигнуть памятник Вашему горячему шоколаду, который навеял на Вас столь великолепные мыслишки.
Да так оно и случилось. Всё в тот же роковой день, 33 августабря 3162 года, был возведен высочайший на планете памятник чашке горячего шоколада. Никто, правда, еще не мог понять, к чему бы это все приближалось.
На следующий же день, 34 августабря все того же года, всем жителям планеты было приказано выйти на улицу, якобы для информирования нового экономического плана правительства. Вместо этого же, миллиарды крохотных чипов, к которым были прикручены невидимые крылышки, внедрились в черепную коробку каждого стоящего на улице, естественно, за исключением самых глупых из самых умных, которые и должны были впоследствии стать учителями злословия. Спустя 13 лет, как и предполагалось, запасы всего съестного иссякли, все плодородные зоны надежно оберегались стеклянными колбами, под которыми взращивались сами по себе наидрагоценнейшие культуры. Одежда практически безмозглых бедолаг совсем исхудалась, потому их приодели в самые обыкновенные серые мешки, которые навевали невероятную унылость и вызывали град слез. Вместо красивенного голубого неба с белыми облаками-барашками и яркого солнца, бедолаги видели лишь серые разводы, наляпанные на невероятных размеров холст, которым окружили весь земной шар, дабы создать благоприятную для деградации населения обстановку. Воду в реках покрасили в черный, а листья на деревьях нарочно оборвали навсегда. Нигде нельзя было увидеть птицу, кошку или еще какую-нибудь живую тварь – все было нарочно конфисковано.
Всё, что мне удалось увидеть – так это железный мост над черной рекой под серым небом, сквозь которое просачивался нежно розовый цвет. На холодном асфальте лежало жалкое подобие людей, которые в конвульсиях взахлеб пытались выговорить что-то невнятное, ибо у них отсутствовал дар речи. Над ними возвышался человек в невероятной красоты халате цвета капуччино, которые то и дело по очереди приближал свою длинную тонкую серебряную трубку к ушам бедолаги и что-то говорил им, от чего те заливались чистейшими солеными слезами. Как вдруг, один из бедолаг поднялся на колени, поднял свои исхудавшие руки к памятнику чашке горячего шоколада, и точно моля о пощаде не совсем четко и абсолютно мне непонятно промычал: «Мвыволомным!». Мигом в воздухе возник рычаг, подобный тому, который прикреплен к игровому автомату «Однорукий бандит». Бедолага не задумываясь ни о чем потянулся к медному рычагу. У него едва ли хватило сил подняться с колен на ноги, хотя и в этом ему помог его так называемый учитель. Как только он до конца надавил на рычаг, прямо из воздуха посыпались тридцать золотых монет. Бедолага залился неподражаемым злобным смехом, но в ту ж секунду на щеке его блеснула чистейшая соленая слеза, которая упала на его изношенный мешок.
Что точно случилось со всеми бедолагами – мне пока что неизвестно. Я точно знаю лишь то, что эти тридцать золотых монет каждый из бедолаг может получить лишь раз в жизни, а купить за них в итоге он не может ничего, кроме как право прокричать злоносное слово громче и громче, от чего он получает одно лишь единственное удовольствие – заливной смех человека, который утратил любую надежду на лучшее и внутри готов умереть, просто напросто захлебнуться своим зловонным смехом. Но где-то там, в четырехкамерной темнице, источнике нашей жизни таится та самая сила, величайшая из всех когда-либо существовавших, и имя этой силе – любовь. Именно она выдавливает из человека искренние слезы, дабы очистить его душу – наичистейшую его частичку, которая и сподвигает нас к тому, чтобы изо дня в день находить в себе силы и желание жить дальше, не смотря ни на что, просто потому, что нам дано право жить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий